(no subject)

Задумавшись о том, почему, собственно, я пишу в этом уютненьком бложике настолько редко, что это все более походит на никогда, пришел к неутешительному выводу. Писать как раньше я не хочу. А писать лучше - не могу.

(no subject)

Предвыборные ролики давно не вызывали масштабных общественных дискуссий. Лично я не помню, какие были ролики, и кто в них снимался на предыдущих выборах. Не говоря уже о доверенных лицах кандидата Медведева, если таковые вообще были.

 

Казалось бы – ну, поддерживает человек Путина. Путин же пока что не Пол Пот, не Бокасса и не Иди Амин. Ну, мнение такое у человека. Ему нравится этот кандидат в президенты.

 

Собственно, к  Бабкиной, Стасу Михайлову и Андрею Аршавину вопросов нет. По той простой причине, что всем как-то похуй, за кого они там призывают голосовать. Понятно, что большинством доверенных лиц не движет ничего, кроме холуйской сервильности, или, проще говоря, привычки лизать зад начальнику.  

 

Вопросы возникают насчет позиции существенно более культурных деятелей: Табакова, Евгения Миронова и особенно Чулпан Хаматовой. Вопросы немедленно находят ответы: у первых двух театры, у последней – вообще больные дети, которым могут перекрыть финансирование. Эти ответы, вероятно, имеют определенное отношение к действительности.  

 

Короче, парадокс в том, что все, для кого мнение вышеназванных уважаемых людей что-то значит, все равно в их искренность не верят. Это многое говорит об отношении к власти вообще и к лицу, этой властью являющемуся, в частности. Поэтому, даже если на самом деле все без исключения доверенные лица и участники роликов выступают в таком качестве, повинуясь зову сердца, аудиторию это не трогает   

 

Если завтра в соответствующих роликах снимутся Пол Маккартни с Миком Джаггером , или хоть Мадонна с  Папой Римским, будет все то же самое. Никто не поверит.

о политике

Как понятно из результатов опросов, да и без таковых тоже, рейтинг будущего президента нашей страны колеблется на рекордно низком уровне.  Этот уровень все равно высок, но тенденция, так или иначе, прослеживается.

10 лет назад многие из моих знакомых, которые сейчас посещают митинги и солидаризуются с лозунгами, за публикацию которых может слететь любой  главный редактор, поддерживали преемника Ельцина, уверенного офицера, произносившего без запинки правильные слова, разбавленные специфическим юморком,  и сулившего всем порядок. И признаться в том, что ты голосовал за Путина или даже за ЕдРо (или как это тогда называлось) было вовсе не стыдно.

Что же собственно изменилось? Мне бы на месте Путина было непонятно, почему это вдруг народ меня разлюбил. Путин, я думаю, искренне считает, что он «как раб на галерах» ради нас вкалывает. Утром мажу бутерброд – сразу мысль «а как народ?». Воруют? Всегда воровали. Выборы? Приписки? Вбросы?  А на прошлых не  приписывали? А когда Ельцина избирали на второй срок? Ведь жить-то лучше стало, веселей. А пипл уже не хавает.  

И дело тут не в том, что мы продаем нефть и неравномерно пилим полученное на 142 млн. чел.  В экономике что-то понимают от силы человек пятьсот. Поэтому толком объяснить, чем же его не устраивает политика партии и правительства любой, в эти полтысячи не входящий, вряд ли сможет.  Экономику народ почувствует, когда нефть упадет долларов до 40, и тогда на митинги пойдут совсем не только обладатели айпэдов, и ничего хорошего в этом не будет.

То есть, это не рациональная оценка президентской политики, это эстетическое неприятие. Иначе говоря, он попросту заебал. 

Съезды с бурными овациями, Света «мы стали более лучше одеваться» из Иваново, разговоры про заграничную закулису, Симеон Бекбулатович на царствии, откатные госкорпорации, думские андроиды, выборы 146%, саммит АТЭС, Екатерина Андреева и даже Цекало с Ургантом  -   затрахали до рвоты, набрали критическую массу.  Критическую настолько, что люди готовы ходить на митинги, несмотря на то, что большинство говорящих голов от оппозиции типа Немцова, Явлинского и Зюганова (список можно продолжить) достали ничуть не меньше. И здесь, опять же, дело не в том, что Явлинский выдвигает плохую программу, а том, что начинаешь зевать, когда он еще даже не начал говорить.

И поэтому любые шаги будут не только запоздалыми как манифест 17.10.1905, но и a priori бессмысленными. Это как доставшая любовница, с которой все одно тошно,  что бы она в кровати ни выдумывала.  Даже если 25 декабря будут объявлены перевыборы в Думу, это не вернет ни ЕдРу, ни Путину ни одного голоса. Это будет просто констатация поражения, акт капитуляции.  Посему этого не будет, а будут паллиативы типа веб-камер и выборов губернаторов (из заранее предложенных кандидатур).

Кончиться все это может по-разному (удержи, Боже, цены на нефть), но, надеюсь, Путин просто проиграет выборы 2018, и чемпионат мира будет открывать кто-то другой.

  • Current Music
    coroner

Lulu

Lou Reed & Metallica

А мне понравилось. Весь Интернет и неинтернет уже высказался в том смысле что, дескать, гора родила мышь. Досталось группе Металлика за то, что "это уже совсем черт его знает что", досталось и Лу Риду за сомнительный вокал и еще более сомнительный текст, досталось обоим сразу за то, что в общем и целом, слушать это затруднительно.

Металлику как всегда пнули ее же тру фаны за то, что на Master of Puppets это, мягко говоря, не очень похоже. Досталось Металлике, конечно, зазря. Это альбом Лу Рида, где Metallica были скорее сессионными музыкантами, чем соавторами.  Впрочем, фаны Металлики в основной массе имеют довольно туманное представление о том, кто такой Лу Рид, а слово "Metallica" на диске все-таки написано.

Вокальные данные Лу Рида за последние 40 лет действительно не улучшились, поэтому весь альбом он поет хриплым речитативом далеко не молодого человека. Тексты состоят из кровавого членовредительства,  влагалищ, перверсий и поэтических находок типа spermless like a girl. Это действительно тухло попахивает каким-то озабоченным Мэрилином Мэнсоном. Но справедливости ради надо отметить, что произведения Ведекинда, на которых все это основано, судя по всему (я не читал), примерно такие и есть. Экспрессионизм.

Лично меня стихи не очень-то задевают, благо английским я владею неуверенно, поэтому в полной мере прочувствовать всю бездарность выпеваемого текста я не в состоянии. Впрочем, это не стольуж важно, на мой взгляд. Можно вспомнить, к примеру, тексты ранних Битлов (до Help) - это чудовищно. Там, конечно нет, как у Лу Рида,  "я хочу отрезать свои сиськи" и т.п.  (кстати, было бы забавно, если бы, где-нибудь посередине Please, please me что-то подобное было), там, все-таки, немного другая тональность, но от этого менее пошлыми раннебитловские перлы не становятся.  Металлика, кстати, тоже вряд ли оставит сколь-нибудь заметный след в поэзии.

При всех "но", в частности при том, что музыкальные решения Металлики лучше всего характеризуются термином "самоплагиат", на меня полтора часа бубнежа Лу Рида под риффы Металлики впечатление произвели. Альбом, что называется, создает настроение. Отдельный вопрос - какое именно настроение, но создает. Хитов там нет, по плейлистам айфонов раздергать диск не получится.

По-моему, масттхэв. Не для девочек.


 

Carpe Diem

В свое время было ощущение, что СССР будет всегда. Не в том смысле, что никто не верил, что он рано или поздно развалится – об этом думали многие,  а в том, что трудно представить, что развал наступит именно сейчас, сию секунду. Что именно сегодня телевизор говорит «товарищи икс, игрек, зет и другие официальные лица» в последний раз. Что в какой-то момент в детском саду в последний раз прозвучит что-то вроде  «с календарного листка молча смотрит Ленин…».

Когда-то казалось, что Спартак всегда будет чемпионом. Что Санта-Барбара никогда не кончится. Что Муамар Каддафи вечен. Это не политический текст, поэтому я не буду напоминать, что и Путин не навсегда, хотя сейчас в это трудно поверить.  

Проблема в том, что любое положение вещей кажется незыблемым на коротких временных отрезках.  Каждый день вроде бы ничем не отличается от предыдущего. Ежедневно наблюдаемая в зеркале наружность все та же, но сравнив ее с фотографиями 10 летней давности, можно придти к неутешительным выводам. Грубо говоря, всегда кажется, что завтра всё будет так же, как и сегодня, но вот лет через 15 так же уж точно не будет. Хотя 15 лет состоят из 5,5 тысяч таких же «завтра». Выражаясь высокопарно, можно сказать, что тектоническое движение времени можно наблюдать только на расстоянии десятилетий.

Где нас нет – там и лучше. А там, в прошлом, нас не просто нет, но мы там заведомо никогда не окажемся. Поэтому там не просто лучше, а гораздо лучше.

То, что мы имеем сейчас, станет таким же памятником прошлого как чернильница, видеомагнитофон или пейджер, и, возможно, существенно раньше, чем нам сейчас кажется. И уж точно вне зависимости от того, хочется этого, или не очень.
Обратите внимание на сегодняшний день. Завтра его уже не будет.

Некоторые впечатления из Сицилии

1. Некоторое время назад, а если быть точным – в 2004 году я был в Неаполе.
Не то, чтобы прямо так уж был, а скорее проезжал с группой туристов на
автобусе. В Неаполе нас высадили минут на 40, за которые успели
покормить нас пиццей и загнать обратно в автобус. При всем этом
 сопровождавший автобус гид говорил, что туриста высадить в Неаполе
никак нельзя, поскольку тут вырывают серьги вместе с ушами, сумки вместе
с руками и вообще ведут себя неприветливо.  Короче, если уж
передвигаться, то только под полицейским конвоем.  С тех пор я на всякий
случай в Неаполь не заезжал.

Зато побывал в Палермо.  А Палермо, по моим обывательским
представлениям, это примерно как Неаполь.  Только  хуже. Сицилия
все-таки. Реальность оказалась куда прозаичнее. Вероятность огрести по
мордасам не выше, чем в Цюрихе, по городу свободно гуляют стада
французских туристов, полиции на улицах практически нет. Город красивый.
 При этом ничто никогда не работает: до обеда сиеста, после сиесты
обед, после обеда вечер. В выходные - выходные.

Зато там, как и везде на юге очень громко говорят и еще громче смеются. 
Скажу прямее – ржут. Я бы в такой какофонии жить не смог.

Город много чем знаменит и примечателен, но в особенности – капуцинскими
катакомбами, в которых живут несколько тысяч мертвецов, включая женщин и
детей. Они там не похоронены, а скорее складированы, аккуратно
расставлены вдоль стен.  Это не скелеты, а мумифицированные трупы разной
степени сохранности. Вдоль всего этого великолепия можно гулять и
помнить о том, чем все в итоге кончится. Memento mori. Впечатление
усиливается тем, что вследствие отсутствия губ у покойных возникает
ощущение, что они над тобой посмеиваются. К сожалению, туристов там едва
ли не больше чем мертвецов. Некоторые из них (из туристов) приходят в
этот некрополь  с детьми от 1 до 10 лет. Дети остаются недовольны:
останки  дядей и тетей им не нравятся.

 

2. Несмотря на то, что Сицилия состоит из моря и гор, дороги на острове
вполне пристойные.  Единственное, в одном  курортном городке столкнулся с
левосторонней разметкой.  Это когда стрелочки на дорогах нарисованы
так, как будто надо ехать не по правой стороне дороги, а по левой. Это,
мягко говоря, не очень удобно. При этом, судя по степени истертости,
разметка нанесена довольно давно, т.е. менять ее никто не собирается.
Кто не верит, может съездить в   Giardini Naxos – вся разметка в южной
части города в районе порта именно такова.

3. Ввиду наступления осени на Сицилии начались дожди. Один из них привел к
локальному наводнению, которое я преодолевал по фары в воде на Peugeot
207, моля Бога о том, чтобы она не заглохла – вылезать ночью из машины
посреди громадной лужи по колено  было неинтересно. Господь помог,
машина не заглохла, но зато потерялся государственный номерной знак
(по-итальянски просто targo. На всю жизнь запомнил). Все бы ничего, хрен
бы с этим номером, но через сутки после его потери  car rental заставил
меня ехать обратно в город Джела (200 км в одну сторону) в местное УВД
(Carabinieri di Gela), в котором этот номер обнаружился. Услужливый
отельный ресепшионист  мало того, что нашел неправильный адрес этой
богадельни, так еще и неправильно этот неправильный адрес записал. Искал
я долго. Джела оказалась единственным городом в Италии, кроме Рима, где
нет via Roma.  Зато там есть piazza Roma, но на ней нет ни одного
 carabinieri. Они, как потом выяснилось, окопались на via Venezia.

Дежурный лейтенант прилично изъяснялся по-английски (интересно, как
обстоит с этим делом в УВД какого-нибудь российского города с 50-тысяным
населением). Отвел меня к соответствующему офицеру в кабинет. Там
картина такая. В кабинете все завалено папками «дело №», стоят два
стола, за столами два сотрудника. Один (мой) – молодой, подтянутый,
опрятный и в форме,  при табельном оружии. Другой, напротив того, тучен,
засален, одет в мятую рубашку с протертым воротником и безоружен.

«Мой» офицер попросил у меня все данные обо мне и моем автомобиле, об
обстоятельствах утери номера, сидит, что-то пишет. Пишет долго,
обстоятельно. Второй дяденька в это время обрабатывает какую-то женщину
из какой-то Югославии, у которой проблемы разрешением на пребывание в
Италии (Permesso di soggiorno или как-то так). Сидит, заполняет протокол
методом двухпальцевого печатания «один знак в полминуты». А
гражданочка-то не замолкает. Так ораторствует, что даже я начал что-то
понимать. Сначала пыталась разжалобить представителя власти тем, что у
нее трое детей мал мала меньше.  Но неопрятного офицера этим не
проймешь: сидит, тычет двумя пальцами в клавиатуру, ваяет протокол,
 дело шьет. Тут нарушительница миграционного режима как на меня
переключится, как завопит что, дескать, этот-то вообще по-итальянски ни
грамма не смылит! Видимо ей там в протоколе что-то насчет владения
языком накидали. Офицеры долго смеялись, потом тетку как-то утихомирили,
выдали протокол и отправили восвояси.

А тут и моя очередь подошла, и мой вежливый офицер достает из принтера
бумажку, ставит на ней печать и сует мне. И говорит в том смысле, что
arrivederci и ciao, всех благ. Я ему, стоп, номер-то где, номер? А он и
отвечает: «Как где, ты ж его потерял!» Ну, потом номер нашли все-таки, а
бумажку я эту сохранил на память.

 
4. Еще в Италии очень любят футбол.  В воскресенье вечером, в отеле, не
помню в каком уж городе, я собрался посмотреть по местному телевидению
обзор местного чемпионата (Серия А).  Нашел. Смотрю.  Большая студия,
сидят мудрые эксперты, туча зрителей. Разбирают матчи поэпизодно. Но
чувствую, что-то не так, некомфортно как-то. И понимаю, что не знаю ни
одной команды из обсуждаемых. То есть вообще никогда не слышал таких
названий. Оказалось, что это обзор матчей серии С. Или С2. Потом по
местному телевидению видел прямую трансляцию матча Рагуза-Таормина.
Класс игры невысокий, надо отметить. Но зрителей немало, человек
шестьдесят. Это примерно тоже самое, если бы в России можно было бы
посмотреть прямую трансляцию матча Ногинск-Сергиев-Посад. Или, допустим,
Электросталь-Электроулги. А потом передачу с подробным разбором всего
этого спортивного пиршества.
 

со щитом или на щите

Первая полоса Спорт-Экспресса от 04.10. с.г.:
"В любом случае, проигрывать в Жилине - значит ставить на нынешней сборной окончательный крест. Думаю, она сама понимает это лучше кого бы то ни было. И сделает все возможное, чтобы уехать из Словакии на щите".

Пруфлинк http://www.sport-express.ru/newspaper/2011-10-04/1_1/




underwear

В романе Дар Набоков с необъяснимым упорством называет мужские трусы трусиками. Тру-си-ка-ми. В последних пятидесяти страницах романа это слово встречается раз пять, не меньше. Однако Владимира Владимировича трудно упрекнуть в неуверенном владении русским языком.  По всей видимости, такое  уменьшительно-ласкательное обозначение мужского нижнего белья в довоенном русском было нормой. Сейчас же это придает тексту какой-то гомосексуальный оттенок.
  • Current Music
    stick men

жизненные вопросы

Интересно, почему табличку "льгот нет" размещают преимущественно на кабинках платных общественных уборных? Неужели кто-то ломится по нужде в платные сортиры, протягивая вместо 20 рублей удостоверение героя социалистического  труда или ветерана стахановского движения? Почему в других местах, киосках с мороженым или магазинах нижнего белья, отсутствие льгот полагается очевидным, а в нужниках - нет?

Еще мне любопытно, насколько низкой должна стать доля автомибилей отечественного производства в общем количестве машин в городе, чтобы в новостях перестали говорить и писать: "в Москве столкнулись две иномарки".  Иномарка - вообще замечательное слово, оно дошло до второго десятилетия 21 века даже не из "лихих 90-х", а из 80-х, когда вместе с перестройкой, плюрализмом и гласностью появились пригнанные из ФРГ Ауди 80 и Опель Кадет.

Больше меня ничего не интересует.